Чтобы не нашлось места

« Назад

27.06.2017 14:20

31_87При каких условиях обычные люди превращаются в религиозных экстремистов? Есть ли в этом вопросе общие для всех характеристики, позволяющие отслеживать зарождение радикализма, его развитие и укрепление? Что необходимо, чтобы обратить вспять этот процесс? Какова в этом плане ситуация в Кабардино-Балкарии, насколько отвергаются радикальные взгляды гражданским обществом и что для этого делается различными общественными институтами, включая органы власти? Это неполный перечень вопросов, затронутых на заседании «круглого стола», посвящённого профилактике агрессивной ксенофобии и религиозного экстремизма.
В его  работе приняли участие эксперт Общественной палаты Российской Федерации Георгий Фёдоров, член Общественной палаты РФ Заурби Нахушев, министр по профилактике экстремизма в КБР Залим Кашироков, начальник Управления по внутренней политике Администрации Главы КБР Артём Кажаев, заместитель руководителя Управления по взаимодействию с институтами гражданского общества и делам национальностей КБР Джамбулат Гергоков, а также руководители и представители общественных организаций республики (в том числе молодёжных), национальных культурных центров, религиозных конфессий и общественных движений.

Предваряя беседу, Георгий Фёдоров сообщил, что к изданию готовится книга-исследование о религиозном экстремизме, с этой целью обобщается  полученный в северокавказских республиках и  других регионах России  опыт борьбы с главным вызовом современности, угрожающим цивилизации в целом.

Заурби Нахушев, отметив, что религиозный экстремизм «поступает» в Россию в уже «готовом виде» и это не доморощенный продукт, сослался на собственный опыт.  Он  пришёл к выводу, что тех, кто уже воспринял радикализм, не переубедишь, так же, как невозможно вернуть к нормальной жизни уже взявшего в руки оружие и его применившего. Профилактика, по мнению З. Нахушева, также имеет временные рамки: во-первых, чем раньше её начинают применять, проводя соответствующие беседы,  затрагивающие болевые вопросы с объяснением причин и следствий наличия в обществе негативных факторов, тем эффективнее будет достижение целей,  во-вторых, востребована системность в «очистке» сознания от деструктивных идей, где также важны частота общения, его разнообразие, постоянная ориентировка на мир и согласие в душе. Фёдоров обратил внимание на нехватку в Северо-Кавказском регионе рабочих мест – одного из главных факторов, провоцирующих экстремистское мышление, ориентированное на взрыв всех устоев и борьбу не на жизнь, а на смерть. З. Нахушев заметил, что это наиболее благоприятное условие для внедрения идеологии воинствующего радикализма. Если сознание уже будет «заселено» позитивными мыслями, то для деструктивных просто не найдётся места. В этом вопросе можно поучиться работе советских политтехнологов, которые доводили до ума юного октябрёнка, затем начинающего соображать пионера и комсомольцев, что терпимо, можно, что образец, а что не допустимо ни при каких обстоятельствах. И делалось это не от случая к случаю, а систематически и, более того, с продуманной концепцией усвоения определённых идей как детским умом, так и более окрепшим, способным самостоятельно сравнивать, анализировать, делать выводы, т.е. самостоятельно вырабатывать идеологическую позицию.

С экстремизмом борются не тогда, когда он уже насаждён, а тогда, когда внедряются и закрепляются прямо противоположные идеи, чтобы потом деструктивные отвергались. «Не будет живой работы с населением –  скоординированной, регулярной и разноплановой, – говорил З. Нахушев, –  в сухом остатке останется пшик».
Соглашаясь с мыслью, что религиозный экстремизм был импортирован на Кавказ,  Залим Кашироков отмечал, что в 90-е годы, когда это происходило, российское демократическое общество было ещё слишком наивным, с благодарностью принимая весь набор гуманитарной помощи, в том числе и духовную пищу. На тот момент практически никто на разбирался, где традиционная религиозная литература, а где идейная пороховая бочка, способная взрывать конфессиональные устои. «Каждое положение закона о борьбе с терроризмом, – говорил З. Кашироков, – написано кровью. Общество с подобными проблемами не сталкивалось и соответственно не было нормативов, определяющих этот род деяний и меры ответственности за них. Даже с учётом наличия общих причин, порождающих радикализм, к которым относятся безработица, отсутствие социальных лифтов, социальное расслоение и несправедливость, способствующие появлению протестных настроений, только к ним одним как к общему знаменателю подводить появление радикально настроенных граждан нельзя».

В качестве примера он рассказал о молодой супружеской паре,  неплохо в материальном плане обеспеченной, которую вернули домой из аэропорта. Они желали  примкнуть к  ИГИЛ, поскольку их  увлекли в социальных сетях рассказами о справедливом обществе. Одуматься заставила информация о предусмотренной для террористов ответственности. Так что просчитать, что толкнёт и что отвратит от экстремизма, практически невозможно.

«В этом деле постоянно есть исключение из правила. Правил вообще нет, но исключительно важно не только говорить об экстремизме, акцентируя внимание на правовой оценке этого рода деяний и степени ответственности за их совершение, но ещё и делать это всем миром. Привлекать к работе надо не только тех, кто  по закону обязан контролировать ситуацию, но и всех, кто ценит стабильность, мир и порядок, в котором нет места идеям превосходства и доминирования одного вероучения над всеми остальными вместе взятыми», – отметил он.

Говоря о естественных сложностях борьбы с религиозным экстремизмом, кандидат исторических наук, руководитель группы по изучению проблем современного общества Кабардино-Балкарского института гуманитарных исследований Рубен Ошроев заметил, что проблема экстремизма и терроризма в современном обществе стала трансграничной (не имеющей границ). Поэтому полноценное решение связанных с ней вопросов представляется возможным в формате слаженной мобилизации и координации сил и ресурсов всего международного сообщества, а не отдельно взятых государств. Любая проблема требует максимальной мобилизации ресурсов научного сообщества. «Попытка мобилизации научных сил республики для квалифицированного анализа злободневных проблем современного общества через координационную площадку «Экспертный клуб Эльбрус» не увенчалась успехом. Что касается других научных экспертных площадок, то и их деятельность находится в периферийной глуши информационного пространства, но свято место пусто не бывает, – отмечал Ошроев. – Отсутствие в открытой информационной среде обобщающих исследований, выполненных в самых лучших традициях академической науки относительно проблем экстремизма в молодёжной среде Кабардино-Балкарии в контексте тенденций и закономерностей развития и России, и всего мирового сообщества в целом, заполняется однобокими представлениями и суждениями представителей самых различных сфер. В частности, ставшие регулярными экспертные оценки истоков, условий и факторов экстремизма грешат отсутствием видения системной проблемы. Проявляется это в том, что одни имеют свойство абсолютизировать одни факторы, скажем, социально-экономические, другие полностью сводят проблему ко всякого рода влияниям внешних сил. Более широкий взгляд на проблему лежит в плоскости известного выражения «Звёзды горят там, где они востребованы». Для иллюстрации сошлёмся на ставшие штамповыми изречения «всё начинается в семье», «всё начинается со школьной скамьи» и т.д. Ни в коем случае не отрицая роль и значение семьи и школы в профилактике экстремизма в молодёжной среде, стоит обратить внимание на тот факт, что в зеркале силового противодействия экстремизму и терроризму в Кабардино-Балкарии главным образом фигурируют 4 из 11 районов – Баксанский, Эльбрусский, Зольский и Нальчикский округ. Вряд ли здесь есть какие-либо серьёзные основания говорить о том, что в Баксанском районе в отличие от относительно тихих районов Лескенского или Черекского семейное воспитание выстроено совершенно по-другому. Что касается школ отмеченных, да и остальных районов, то и они вроде бы реализуют одинаковую школьную программу. И здесь становится очевидным, что ни семья, ни школа не являются определяющими в уходе молодёжи в экстремистское подполье. Если  говорить о действенных на долгосрочную перспективу мерах профилактики экстремизма в современном обществе, то без максимальной минимизации влияния внешних сил, разработки и полноценной реализации соответствующей молодёжной политики, охватывающей идеологические,  социально-экономические и духовно-нравственные составляющие полноценной адаптации молодёжи к современной жизни, все остальные меры будут иметь лишь временный эффект.

С этой позицией были согласны представители религиозных конфессий, национальных объединений и общественных организаций, которые также отмечали необходимость сотрудничества и кооперации в самых разных областях политической, экономической и культурной жизни республики, что позволит формировать ряды тех, у кого для радикализма ни в душе, ни в сердце не найдётся места.

http://kbpravda.ru/node/17133


Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.

Авторизация
Введите Ваш логин или e-mail:

Пароль :
запомнить

Партнеры