Федоров рассказал, чего ждать от 2021 года: «Следующий парламент будет транзитным»

« Назад

03.02.2021 15:20

l-284754 2020 год вся страна запомнит надолго: он начался с отставки правительства, а заканчивается новостями о начавшемся масштабном вакцинировании, что означает одно – эпидемия коронавируса непременно пойдет на спад. Легче ли будет в 2021 году? Последствия пандемии – социальное напряжение, экономические проблемы – преодолеть будет непросто. Социальные и политические прогнозы – в интервью политика, члена Общественной палаты РФ, исполнительного директора ассоциации НКО по защите избирательных прав «Гражданский контроль» Георгия Федорова на «ФедералПресс».

Коронавирус и его последствия

Всероссийского локдауна, как это было весной, пока удалось избежать. Но некоторые эксперты уже советуют готовиться к третьей волне пандемии. С одной стороны, они связывают это с продолжительными новогодними каникулами, с другой – с сезонным ростом числа заболеваний ОРВИ и гриппом, который обычно приходится на февраль – март. На ваш взгляд, есть риск введения нового локдауна по всей стране в этот период?

– Риск, безусловно, есть, так как эпидемиологическая ситуация далека от позитивной, но, с моей точки зрения, вероятность введения локдауна маловероятна. 2021 год – предвыборный, а экономика и так едва справилась с последствиями первого «закрытия». Что говорить, если даже фрау Меркель, говоря о достаточно мощной экономике Германии, признается, что и она может не выдержать нового локдауна. Российской экономике это будет тем более не по плечу. Повторение массового «закрытия» может привести к серьезным социально-экономическим последствиям, поэтому власть просто не пойдет на такой шаг. Тем более на уровне всей страны.

С началом пандемии президент расширил полномочия глав регионов в части принятия решений о мерах по противодействию распространения коронавируса. Сохранят ли губернаторы новые полномочия на следующий год?

– Можно быть почти на 100 % уверенными, что эти расширенные полномочия будут сохранены. Ситуация не стала лучше, а значит, губернаторам все так же необходимо будет решать проблемы, которые стоят перед обществом. Соответственно если у губернаторов нет такого инструментария, с них трудно что-либо спрашивать. В данном случае думаю, что федеральный центр не захочет нести всю полноту ответственности, связанную с борьбой с пандемией в регионах страны, а значит, губернаторские полномочия будут сохранены.+

Есть ли вероятность того, что губернаторов наделят и другими новыми полномочиями?

– Такое исключать нельзя, но вся проблема таких прогнозов сейчас заключается в том, что о политической ситуации в стране в 2021 году говорить трудно. Ясность появится только после выборов в Госдуму.

Насколько начавшаяся вакцинация позволит изменить ситуацию с пандемией? Ведь известно, что значительная часть людей выступает категорически против вообще любого вакцинирования.

– Надо понять и признать, что сейчас мы живем не в советском обществе, где был высокий уровень доверия к власти. Сейчас ситуация обратная: уровень доверия к институтам власти крайне низкий. Ситуацию не улучшает и явная поспешность с внедрением вакцины. Это и порождает дополнительный страх у общества. Люди считают ее недостаточно надежной. Впрочем, движение антипрививочников пугают и остальные, куда более исследованные вакцины. В целом я бы сказал, что ситуация постепенно выправится и доверие к вакцине появится. Главное – не пытаться ее продвигать насильно.

Внутренняя политика

В январе исполнится год, как обновился состав правительства России. Очередные изменения произошли в ноябре 2020 года. За этот период кабмину главным образом пришлось сосредоточиться на оперативном решении проблем с пандемией. Поэтому хотелось бы понять, готов ли кабмин к вызовам, не связанным с пандемией?

– Необходимо начать с того, что обновление правительства назрело уже давно. Люди устали от бедности и хотят видеть ощутимые изменения в политике, экономике, социальной жизни. Люди хотели видеть решение проблем в медицине, образовании, ЖКХ, градостроительстве. И номинально все это они получили. Важно понимать, что отставка правительства – запуск транзита власти. Но пандемия нарушила планы.

В целом новое правительство в какой-то мере даже хуже старого, медведевского. Это правительство антикризисного менеджмента, как это подавалось раньше, сейчас трещит по швам. Самое полезное, что сделало правительство Мишустина, – не навредило экономике так сильно, как могло. Да и не только экономике. Это должно было быть правительство развития. И это должно было быть не просто постепенное развитие, а рывок, о котором часто говорил Путин.

Но главная демонстрация того, что новое правительство не справляется, – ноябрьское обновление. Здесь президенту пришлось вмешаться в ситуацию самостоятельно, что совершенно не в его стиле. Поэтому о будущем кабмина мне говорить трудно.

В этом году из-за пандемии сократились доходы граждан, увеличилась доля людей, имеющих доходы ниже прожиточного минимума, увеличилась смертность. Насколько принимаемые правительством меры, гарантии, заложенные в Конституции в 2020 году, позволят решить эти проблемы?

– Конституционная реформа – обнуление той политической системы, которая было до этого. Ее основной задачей было создание новой политической системы, которая основывается на конституционных поправках. Голосование поляризовало общество, из-за чего обострились социальные противоречия, которые могут подвинуть политические процессы в нашей стране. Тактически произошла победа, но стратегически все это привело к расколу в обществе. Путин умело сглаживал социальные противоречия, но этот референдум обострил их. И многие люди, которые голосовали, действительно будут ждать перемен. Но этого не произойдет, так как эти правки имели иную задачу.

Главное политическое событие 2021 года – выборы в Госдуму. Готовиться ли нам к глобальным изменениям на политическом ландшафте? Каким вы видите новый состав нижней палаты?

– Пока я вижу только четыре политические силы: «Единая Россия», ЛДПР, КПРФ и «Справедливая Россия». То есть парламентские партии. Чуть поодаль – непарламентские партии второго эшелона, куда входят «Яблоко» и, возможно, «Новые люди». В принципе, стоит ожидать, что глобально конфигурация парламента не изменится, если не произойдет каких-либо катаклизмов, социальных потрясений или еще каких-то неожиданных вещей

ЕР поставлена задача – сохранить большинство (если не конституционное, но устойчивое точно). На ваш взгляд, партия сможет это сделать?

– Пока «Единая Россия», учитывая ее мобилизационный, организационный, информационный и финансовый ресурсы, уверенно лидирует. Но партии поставили задачу доминировать в следующем парламенте. Это необходимо потому, что следующий парламент будет фактически транзитным. Сейчас видится одна интрига – сколько от партии пройдет одномандатников. Тут все будет зависеть от уровня политиков, за которых будут голосовать люди. Но не стоит забывать, что у власти все равно останется мощный административный ресурс, которым она воспользуется. Но будет это делать аккуратно.

Еще одна интрига – влияние «Умного голосования». До сих пор не ясно, изменит ли оно расклад сил.

Сможет ли оно мобилизовать протестный электорат, также остается загадкой. Но нам нужно готовиться, что в некоторых регионах оппозиция действительно может стать серьезным политическим игроком. Там будет очень интересно.

Вы согласны, что за второе место будут бороться КПРФ и ЛДПР? По вашему мнению, кто из них заручится большей поддержкой избирателей?

– Конечно, борьба за «серебро» будет в их руках. Сейчас это самые сильные парламентские партии. Пока преимущество у КПРФ, так как она более социально ориентирована. Но сейчас в стране огромное число людей, находящихся за чертой бедности, и Жириновский может использовать это в свою пользу. Если он выстроит жесткую избирательную кампанию, то в некоторых регионах его партия может уверенно выйти на чистое второе место. В первую очередь это касается Сибири, где есть запрос на русскую идею.

Каковы шансы «Справедливой России»? Пожалуй, именно этой партии в большей степени угрожают новички.

– Это действительно так. «Справедливая Россия» по социологическим опросам пока уверенно занимает четвертое место со своими шестью с лишним процентами. Но мы понимаем, что малые партии будут «откусывать» ото всех, в том числе и от СР. Эсерам стоит сделать ставку на крупные города и на свою оппозиционность, тогда шансы у них будут. Важно, чтобы и Миронов сыграл свою роль. Ему необходимо ответить на вопросы, которые волнуют людей. В целом если они проведут яркую кампанию с обилием сильных харизматиков, то шансы сохранить парламентский статус у них большие.

На своей пресс-конференции Владимир Путин допустил иностранное вмешательство в парламентские выборы в России. Вы согласны с этим? Действительно будут попытки дискредитировать выборы?

– Тем или иным образом такое будет происходить. Такие попытки влияния на внутреннюю политику других стран – не новое явление. Остается открытым только один вопрос – какими методами это будет производиться.

В соответствии с этим утверждением ожидаете ли вы рост протестных настроений и выступлений до и после парламентских выборов? Можно ли сравнивать предстоящую кампанию и обстановку в стране с 2011 годом?

– Да, вероятность этого достаточно высокая. Причина проста: рейтинг партии власти сейчас низок. Да что говорить, даже у Путина он недостаточно высок. Поэтому, если «Единая Россия» попытается продемонстрировать высокий уровень доверия жульническими методами, ситуация 2011 года может повториться. Тем более что сейчас мы живем во время роста протестных настроений, недовольства политической и социальной повесткой. Такие протесты действительно могут произойти, причем в более радикальной форме.

Политическая ситуация в регионах нестабильна. Может ли провинция дать старт этим протестам?

– Несомненно. Экономическая ситуация ухудшается по всей стране. Протестные настроения сейчас как никогда высоки. Такие движения могут начаться в Хабаровске, где уже многие месяцы проходят протесты, вспышки недовольства проскакивали в Приморье, Екатеринбурге, Новосибирске, Иркутске. Поэтому катализаторами массовых протестных акций в следующем году могут стать не только Москва и Санкт-Петербург.

Международные отношения

В январе состоится инаугурация нового президента США Джо Байдена. Какую политику в отношении России изберет, по вашему мнению, новый лидер США?

– Некоторое время он будет занят решением внутренних проблем страны, но постепенно обратит внимание и на Россию. Можно быть уверенным, что у него будет более жесткая позиция, чем у Трампа. К этому его будут подстегивать как собственные убеждения, так и позиция его администрации.

С какими трудностями может столкнуться Россия во взаимоотношениях с США?

– Введение новых санкций, оказание давления на российскую элиту, которая имеет недвижимость за рубежом, финансирование деятельности либеральной оппозиции, которая сможет выпить немало крови. Давление будет оказываться и на международном уровне. Необходимо готовиться к давлению на старые болевые точки. Сюда входят, например, Приднестровье и Украина. Будут создаваться помехи масштабным экономическим проектам. Ну и, определенно, будет давление на наших партнеров и союзников, имеющих стратегические отношения с Россией.

В последние годы у границ России вспыхивает все больше конфликтов. В Нагорном Карабахе началась война, в Белоруссии до сих пор продолжается противостояние системе со стороны противников Лукашенко. По-прежнему сложные отношения с Украиной, донбасский вопрос остается открытым. Постоянно какие-то волнения происходят в государствах Средней Азии. Чего ждать в новом году? Будут ли попытки вновь накалить обстановку на постсоветском пространстве?

– Накаливание обстановки продолжится. Конечно, нельзя исключать появления и новых «горячих точек» на постсоветском пространстве, но думаю, что подобные конфликты будут не создавать, а «размораживать». Проще вскрыть старые раны. На бывших территориях СССР и так достаточно мест, где были межнациональные, межэтнические, межконфессиональные проблемы.

Рассуждать о будущем, особенно сейчас, достаточно сложно, но как бы вы оценили перспективы 2021 года в целом? Можно ли сказать, что будет общим приоритетом – для властей, для бизнеса, для общества?

– 2021 год будет тяжелым. Он точно не станет проще. Мы увидим стагнацию и деградацию экономики, что является следствием коронакризиса. А еще нас ждут тяжелые выборы, социальные проблемы, уменьшение бюджета, межклановые разборки, повышение международного напряжения, недовольство курсом правительства и президента. И все это может привести к серьезному социальному и политическому кризису.

Источник: ФЕДЕРАЛ-ПРЕСС


Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.

Авторизация
Введите Ваш логин или e-mail:

Пароль :
запомнить

Партнеры