Депутатский запрос

Член Совета Федерации (СФ) или депутат Государственной Думы (ГД) вправе направить запрос председателю и членам правительства РФ, Генеральному прокурору РФ, председателю Центрального банка РФ, руководителям иных федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов РФ и органов местного самоуправления, главам Пенсионного фонда РФ, Фонда социального страхования РФ, Федерального фонда обязательного медицинского страхования РФ по вопросам, входящим в компетенцию указанных органов.

То должностное лицо, которому направлен запрос, по закону обязано в течение месяца дать на него ответ в письменной форме. Более того, автор запроса имеет право принимать непосредственное участие в рассмотрении поставленных им вопросов «на закрытых заседаниях соответствующих органов». Причём о дне их проведения он должен быть извещён не позднее, чем за три дня до дня заседания.

Есть несколько типовых сценариев использования депутатского запроса.

а) Депутатский запрос направляется в орган исполнительной власти, чтобы подтолкнуть «слишком медлительного» чиновника к положительным действиям в пользу Заказчика. Вопрошая: «доколе?», депутат даёт понять, что в случае дальнейшей «нерешительности» чиновника обратит на неё внимание вышестоящих или силовых органов. Типичный пример - ситуация вокруг таможенного поста в городе Аша (Челябинская область). Его отмена стала неприятной неожиданностью для владельцев Ашинского металлургического завода, привыкших прямо на месте решать все свои проблемы с экспортом продукции. Обращения бизнесменов и к губернатору, и к председателю регионального парламента, и в областную таможню остались безрезультатными. За «обделённых» металлургов вступился депутат ГД Михаил Гришанков и дважды направил запрос в Государственный таможенный комитет (ГТК) с подробным обоснованием необходимости сохранения поста в Аше. В итоге по приказу ГТК в Аше отдел таможенного оформления был восстановлен.

б) Депутатский запрос направляется в контролирующие, то есть силовые, органы, извещая их о неких «теневых» сторонах бизнеса конкурента Заказчика. Силовые структуры не могут закрыть на них глаза, поскольку справедливо опасаются, что активный депутат в этом случае пожалуется на «подозрительное бездействие» контролирующих органов. В итоге против неугодного бизнесмена заводится уголовное дело. Даже если этого не происходит, то всё равно депутатское негодование, сопровождающееся обличительной кампанией в средствах массовой информации, делает своё дело. Активы конкурента тут же падают в цене на чутком к настроениям властей рынке - к вящей радости Заказчика.

Вышеприведённая схема - самая общеупотребительная в депутатской практике. Например, в 2009 году после депутатского запроса депутата ГД Олега Морозова был уволен ректор Московской медицинской академии им. Сеченова Михаил Пальцев, обвинённый в нецелевом расходовании бюджетных средств. Самыми громкими прецедентами можно считать два запроса. В 2003 году депутат ГД Владимир Юдин попросил Генпрокуратуру проверить правомерность приватизации ОАО «Апатит», что стало отправной точкой для знаменитого дела ЮКОСа. В другом случае депутат ГД Юрий Савельев в своём запросе в Генпрокуратуру, МВД и ФСБ обвинил одну из крупнейших российских инвестиционных компаний - Объединённую финансовую группу (ОФГ) - в создании нелегальных схем по продаже иностранцам акций «Газпрома». В результате капитализация «Газпрома» за один день сократилась на 6 млрд. долларов!

в) Депутатский запрос направляется в контролирующие, то есть силовые, органы, чтобы защитить Заказчика от давления со стороны конкурентов. Автор запроса объясняет, как негативно это, дескать, несправедливое преследование скажется на развитии российской экономики и благосостоянии простых граждан. Согласно федеральному закону, «вмешательство депутата в оперативно-розыскную, уголовно-процессуальную и судебную деятельность не допускается». Однако для сотрудников силовых структур такой депутатский запрос призван стать предупреждением - «этого человека лучше не трогать, за ним стоят влиятельные люди во власти». Вкупе с прочими аргументами этого нередко бывает достаточно, чтобы развалить уже заведённое на Заказчика уголовное дело. Недавний эффектный пример - сразу 14 (!) депутатов ГД и два члена СФ направили в Генпрокуратуру РФ запросы в защиту замминистра финансов РФ Сергея Сторчака, против которого было заведено уголовное дело. В итоге дело было прекращено.

Разумеется, административный вес депутатского запроса сильно отличается от того, членом какой фракции является его автор. Ходатайства со стороны членов фракций КПРФ, «Справедливая Россия» и ЛДПР значат для чиновников меньше, чем просьбы депутатов от «Единой России». Существенно различаются по «весу» запросы и в зависимости от статуса их автора в своей партии.

Ещё более результативны коллективный запрос, организованный от лица сразу нескольких авторов, а также фракционный либо парламентский запрос, то есть от имени всей фракции либо большинства депутатов ГД и членов СФ. Так, например, запрос по поводу финансово-экономической деятельности Архангельского целлюлозно-бумажного комбината подписали сразу 10 депутатов ГД из разных фракций. А под запросом в Федеральную налоговую службу по поводу Тюменской нефтяной компании, якобы занимавшейся «уходом от уплаты законно установленных налогов» на сумму 22 млрд. рублей, подписались сразу 45 (!) членов СФ. Ещё один пример - принятый в 2004 году по инициативе депутата ГД Мартина Шаккума парламентский запрос председателю правительства «О мерах по сдерживанию роста цен на продукцию чёрной металлургии», который лежал в интересах ключевых потребителей металла - нефтегазовых предприятий, автогигантов и производителей труб.

Партнеры